Автор: terentief

Во второй части повести о длинных мартовских выходных 2010-ого я расскажу о такой Белоруссии, которая для известной части коллег окажется сюрпризом.

Белоруссию обычный русский автопутешественник воспринимает как протяженное и довольно утомительное препятствие на пути в желанную Европу. А ведь все самое интересное на этих просторах остается незамеченным из окна автомобиля, мчащегося по проложенному в полях, в отдалении от деревень и городов, европейскому транспортному коридору Е30. И чтобы все это интересное посмотреть потребуется не один и не два дня. И интересное это может оказаться настолько интересным, что и в Европу ехать не захочется.

Поскольку все мои обязательства перед попутчиками были исполнены, у меня оказался целый свободный день. Варианты, исходя из временных возможностей и расстояний до пунктов, представлявших интерес, были следующие.

Вариант альфа

Съездить в Дудутки — это такая фольклорная деревня в 40 км от Минска, что-то наподобие нашего Мышкина. В середине 90-ых некая частная фирма реконструировала в живописном месте на реке Птичь (Пцiчь по-белорусски :) шляхетскую усадьбу с полным циклом натурального хозяйства: пекарней, сыроварней, мельницей, кузней и, конечно же, винокурней. Теперь гостям все это демонстрируют, детей катают на бричке, а взрослых угощают собственным самогоном.

Вариант бета

Поехать в страну… белорусских замков, в городки Мiр и Несвиж, лежащие примерно в 140 км от столицы Белоруссии по обе стороны от М1.

Конечно, в Дудутках интересно, а тема эко- и агро-туризма мне очень близка, но я решил оставить посещение на следующий раз. С детьми и с друзьями будет интереснее, а еще интереснее попытаться попасть на какой-нибудь средневековый или фольклорный фэст, которых проводится здесь множество. И решил я направиться в Мiр и Несвиж — смотреть сквозь видоискатель своего потрепанного Canon’a на белорусские замки.

Но начну я с практических вещей. Куда отправиться — решено, оставался только один вопрос: как добраться до пункта назначения?

Транспорт

Перемещаться по Минску очень удобно пешком или на метро. Пешком по центру, в принципе все рядом. На метро на более длинные расстояния, например, от гостиницы в центр или на экскурсию на автозавод или тракторный завод. Метро имеет всего две линии. С конечной до центра – 10-15 минут. Московской давки и в помине нет.

Особая достопримечательность Минского метрополитена — пластиковые проездные жетоны. Я думал, такого уже не бывает, 1992 год.

Есть, конечно, и карточки, но они для тех, кто в Минске надолго.

В ближайшие окрестности Минска можно запросто и очень недорого добраться на электричках. Я так ездил в гости к своим знакомым. Однако, электрички — это, конечно, удобно и цивилизованно, но автомобиль все же предоставляет на порядок больше степеней свободы. Памятуя о том, что Минск — это настоящий европейский город, я решил озаботиться поиском проката автомобилей.

Чтобы найти прокатную контору я поступил ровно так же, как поступил бы в любой другой столице Европы. Взял в отеле справочник “Желтые страницы” и открыл его на разделе “rent-a-car”. Начал с Europcar’a, просто потому, что его реклама попалась первой. Выбор автомобилей меня не порадовал. Машины предлагались большие и дорогие. Второй звонок был в какую-то конторку с совершенно советским названием, которое я запамятовал. Общение с барышней на том конце провода меня не на шутку озадачило. Во-первых, я нашел не просто то, что искал, а то, чего и не мог ожидать. Барышня пообещала предоставить в мое распоряжение автомобиль Daewoo Matiz за … USD20 в сутки. Сборы и страховка включены. Во-вторых, оказалась, что контора с советским названием… франчайзи Hertz’a. Вот она белорусская реальность. Утром я приехал в самый центр города, в гостиницу “Минск”, где располагается бюро проката.  Меня не обманули. Ценник оказался именно таким, каким был озвучен накануне, и после быстрого оформления документов я получил автомобиль.

В качестве средства передвижения мне досталась автомашина в очень симпатичной комплектации: приятный велюровый салон, рейлинги на крыше, люк, MP3 магнитола, противотуманные фары, красивые легкосплавные колеса и белорусские номерные таблички.

Машина 2007 года выпуска, прошедшая 57 тысяч километров, во вполне сносном техническом состоянии, если исключить металлическое дребезжание какой-то плохо закрепленной железяки, скорее всего защиты моторного отсека, в такт характерному потряхиванию трехцилиндрового двигателя. Маленькие машинки А и B классов отлично подходят для городских перемещений и каботажных походов по ближним пригородам европейских городов. Коллеги, конечно же, знают, как я люблю автомалышей. Да и на Matiz’е мне уже кататься доводилось. В общем, я обрадовался доставшемуся мне варианту.

Самые лучшие маленькие автомобили делают итальянцы. И французы. Но итальянцы все равно лучше. Один раз удачно получилось у англичан, но сейчас это уже история. Японцы к концу XX века тоже научились делать микроповозки, но все удачные модели японских фирм так или иначе эксплуатируют технические и компоновочные находки, ранее сделанные французами или итальянцами. Немцы, кстати, тоже делают маленькие машины. Но, как ни возьмутся, получается либо танк, либо Мерседес, либо оксюморон навроде Изетты или Смарта. Про корейцев речи вообще не веду. Особого удивления популярность корейских машин в нашей бедной стране, правда, не вызывает, однако я не готов ездить на технике, не только изготовленной, но и спроектированной людьми, еще 40 лет назад, не знавшими лучшего способа перемещения в пространстве, чем пешеходная прогулка.
Когда несколько лет назад мне случайно довелось поездить с неделю на Daewoo Matiz, я был удивлен тем, что корейская машина в узбекском исполнении мне очень понравилась в повседневном использовании. Юркая, шустрая, с хорошей обзорностью, гораздо более просторная внутри, чем можно было бы предположить, глядя на нее снаружи. Я пересел на нее со служебного Ford Mondeo и сразу на два порядка уютнее почувствовал себя в городе: парковка в стиле Smart’a, поперек между двумя запаркованными вдоль автомобилями, – пожалуйста! Протиснуться в узкий проезд, перегороженный брошенным кем-то джипом, – нет проблем. Была, впрочем, и ложка дегтя в этой банке меда. Удивительно нескромный расход топлива для трехцилиндрового двигателя (лицензионный, от Suzuki Alto)
с объемом менее литра. Я, в общем-то, умею ездить экономично и, конечно же, заполучив в пользование очередную пипетку, хотел заставить ее вырабатывать бензин обратно. Не тут-то было!  После первой дозаправки я скалькулировал расход: оказалось… 9 л/100км! Я был в шоке. На литровом же FIAT’е Punto я всегда, даже зимой укладывался в 7л. Пришлось немного изменить стиль вождения. Выяснилось, что для того, чтобы заставить Матиз умерить топливный аппетит, нужно ездить так: довольно энергичный разгон до 60-70 км/ч и сразу на V-ую передачу, а затем катиться на почти закрытом дросселе, но не более 80 км/ч. Чуть превысишь этот порог, из-под капота доноситься совсем не трехцилиндровый вой мотора, а стрелка указателя уровня топлива начинает перемещаться из точки “F”  в точку “E” буквально на глазах. Естественно ни о каких обгонах и перестроениях речи в таком режиме не идет. Езда превращается в муку, ведь даже грузовики в правом ряду шоссе идут со скоростью 100-110, а уж в городском потоке каждый светофор воспринимаешь как личного врага. Древний неэластичный двигатель постоянно надо подгонять перетыкая передачи в нечеткой коробке. В общем, мотор с трансмиссией мне не понравились совершенно в отличие от чисто потребительских качеств этого маленького автомобильчика. Что ж, я был совершенно не удивлен, когда через некоторое время случайно прочел, что Daewoo Matiz –- это на самом деле почти итальянский автомобиль! Все, что было в нем итальянского мне и понравилось. История такова. В 1992 году FIAT поручил Italdesign разработать новый автомобиль. Пожалуй, даже не просто новую модель, а новый класс автомобилей. На базе малыша FIAT Cinquecento Фабрицио Джуджаро, сын того самого Джуджаро, подрядился сотворить нечто, отвечающее, казалось бы, взаимоисключающим требованиям.  Это должен был быть маленький автомобиль, но при этом скомпонованный как компакт-вен. До FIAT такого никто еще не делал. Можно, конечно, вспомнить классическую Multipla, но это тоже FIAT. В результате у Джуджаро-младшего получилось вот что.


На тележке Cinquecento был сооружен так знакомый нам ныне яйцеобразный кокон, но с тремя дверями. Причем боковые были скорее похоже на калитки, чем на двери. Вариантов трансформации салона у машинки было огромное количество. Например, передние сиденья могли разворачиваться на 180 градусов. Перемещать в пространстве прототип должна была гибридная силовая установка. Двухцилиндровый (!) дизельный (!) мотор объемом 490 (!) «кубиков» мощностью в 5,5 кВт должен был работать в одной упряжке с двумя (!) электрическими двигателями мощностью 7 кВт. Для справки: Toyota Prius, считающаяся ныне родоначальником гибридизации в автомобильном мире, была концептуально представлена только в 1995 году.
Прототип нового FIAT’а под названием Lucciola, «Светлячок», первый раз выкатили на публику на Женевском автосалоне. Однако он оказался слишком смелым  даже для FIAT’а. В серию не пошел. Зато в Женеве он глянулся Who Woo Choonga, тогдашнему президенту Daewoo, который и выкупил не пригодившуюся итальянцам модель у бюро Джуджаро.

Связь

Кроме вокзалов и автопрокатов для любого туриста важнейшим стратегическим пунктом программы является обеспечение устойчивой связью. Поэтому небольшая ремарка на эту тему.
В Белоруссии можно запросто купить SIM-карту любого местного оператора или российского МТС. Единственное, что для этого потребуется российский общегражданский паспорт с российской же регистрацией, иногда также просят регистрацию в гостинице. 3G-интернет также доступен, но не дешев.

В гостинице был так же Wi-Fi. 1 час BYR1600.

Путешествие в Гардарику

Гардарика — древнее варяжское название Западных русских земель. Переводится как “страна замков“. Под Гардарикой принято обычно понимать прежде всего Новгородскую республику, укрепленную Северо-Западную  границу России, с ее чередой крепостей, но мне произвольно хочется расширить границы этой почти мифической страны и на территорию Белоруссии — настоящую страна замков, навстречу которой я направил своего трехгоршкового ослика.

Я давно уже пришел к выводу, что самый близкий русским народ в Европе — это немцы, отсюда и огромная степень взаимопроникновения культур и колоссальные военные столкновения. Немцы стереотипно ценят рашн-денревяшн, казачок, водку и икру как богатое и натуральное. А у русских все немецкое считает по-настоящему добротным и качественным, а от того желанным.

“Volkswagen” — синоним слова “автомобиль” (впрочем, VW, похоже, сам про себя так думает, судя по рекламе).

Пиво — это, конечно же, тоже Германия.

Колбаса, ну, само собой, — Германия!

Замки? Ну, конечно, Германия

У русских самое слово «замок» ассоциируется почти исключительно с Германией, а в качестве визуального образа настоящего замка перед глазами у многих встает Нойшванштайн, безумно опошленный парижским Диснейлендом, символ всех замков в мире.


(c) Ole Houen/yakkerDK

И невдомек большинству, что тот самый пресловутый замок-артефакт, приторно-кондитерская красота которого, как говорят, вдохновила Чайковского на написание «Лебединого озера» (Neuschwanstein дословно переводится с немецкого как Новая лебединая скала) и построен-то  безумным голубым королем Баварии всего лишь в конце XIX века.

А по-настоящему старинный немецкий замок, он выглядит чуть лучше старого кариесного зуба. Вот, например, фрагмент замка Burg Hohenstein  в Гессене.

XII век, гнездовье графов с непроизносимой русским языком фамилией Катценельнбогенов. Суровая красота, и если присмотреться, сторожевой орел-адлер на своем месте на башне.

В советские времена поездка в желанную и малодоступную  “настоящую” Западную Германию многими замещалась поездкой в Прибалтику или отошедшую Польше Восточную Пруссию. Отсюда поговорка:  “курица — не птица, а Польша — не заграница“.

Но, что была Германия на протяжении многих веков в период между расцветом Священной римской империи и почти до самого Бисмарка? Произвольный набор фюрстов и курфюрстов в карликовых владениях…

А ведь совсем рядом последовательно существовали крупнейшие европейские державы: Великое княжество Литовское и Речь Посполита, оставившие значительные материальные следы своего величия. Один из центров этих государств находился на территории современной Белоруссии. Белоруссии вообще и повезло, и не повезло одновременно. Она вечно была полем боя и эпицентром великих столкновений интересов других: немцев-крестоновцев, поляков, литовцев с Запада, шведов с Севера, татар и русских с Востока.

Конечно, прошлый XX-ый век засыпал пеплом бунтов, социальных потрясений и больших войн почти все следы этой славянско-балтийской плавильни народов и культур. Но кое-что поискать уже можно. Мультикульти и этно-фьюжн чувствуешь уже с современном парадном Минске, где костелы соседствуют с православными церквями (впрочем иногда в бывших же костелах и устроенных). Для примера сравните Иезуитский костел …

… и стоящий почти напротив православный Кафедральный собор Святого Духа и найдите 10 отличий.

А на главной площади Минска стоит так называемый Красный костел во имя св. Шымона и Алёны, как гласит доска на его стене.

Тут тоже фьюжн: готики и модерна начала XX века.

И все же Белоруссия — это не Польша и не Литва, несмотря на замки и католические фары. Это старая русская земля. О битве на Немиге, реке на которой стоял старый Менск, упоминается еще в Слове о полку Игореве (“Всеслав… прыгнул волком до Немиги…“). Сейчас речка разделила судьбу Московской Неглинки: течет в трубе под центральной улицей Мiнска.

В стародавние времена в этих тихих городках и деревеньках, среди заливных лугов, полей и болотистых пойм рек, которые проплывают в окошке моего автомобильчика, говорили на многих языках а писали на рутенском языке, он же старобелорусский, он же руський язык. Это был государственный язык, цементировавший многонациональный организм тогда одного из крупнейших европейских государств Великого княжества Литовского.

В вольных городах Белой Руси действовало Магдебургское право и города управлялись выборными муниципалитетами. Могущественные просвещенные властители поощряли развитие ремесел и наук. Здесь Франциск Скорина напечатал первые восточнославянские книги. Это был, пожалуй, Золотой век этой земли. Сплав русского и европейского, который так хочется идеализировать, глядя из сегодняшнего дня.

И вот, наконец, через час с небольшим неторопливого тарахтения под аккомпанемент довольно скучных белорусских радиостанций и печального скуления моторчика под капотом мне достается заслуженный приз. Погода делается ясной, с живописным небом и передо мной открывается…

Мiрский замок

Первое впечатление он производит действительно сильное, — красно-кирпичный среди серых по зимнему времени полей и деревенек, настоящий замок с массивными стенами и башнями.

minsk_2010-39

Настоящий сюрприз для приезжего сразу после современного Минска.

Замок относительно не старый — XVI в., но по-старинному функционально оборонительный. Выстроен князьями Ильиничами, затем перешел к Радзивиллам.  Впрочем, об истории замка, наверное, проще прочитать в энциклопедической статье. Долгое время стоял в полуриуинированном состоянии, пока в середине 90-ых за него не взялись всерьез осознавшие туристический потенциал своей страны белорусские власти.

Не все пока получается: окрестные виды испорчены скорбными хозяйственными сооружениями советского толка, а в кадр с самой лучшей точки для построения композиции упрямо лезут какие-то желтые гидранты, ядовито зеленые урны и нестриженые кусты.

Однако, склонен предполагать, что все это будет поправлено и доделано с завершением реконструкции. Белорусы очень быстро учатся и перенимают опыт Польши и Германии в обустройстве своих достопримечательностей.

Кстати, в явный несезон, в начале марта, парковка перед замком была почти полна, кроме легковушек на ней стояли автобусы со школьниками и польскими туристами. А расположенная рядом корчма отнюдь не пустовала.

Я даже обрадовался тому обстоятельству, что попал сюда до начала туристического паломничества. Думаю, летом тут непротолкнуться и не сделать “безлюдный” кадр. Билет в замок с правом фотосъемки стоит RUR40, а красивая и содержательная брошюра — RUR35. Сравните с русскими ценами. Наверное — это все же свидетельство особой политики государства, а не бедности страны.

В замке можно подняться на башню по винтовой лестнице, идущей в драматически узком лазе. Полные польские тетушки, подымавшиеся передо мной едва не воспроизвели в тесном проходе сюжет известного мультфильма про Винни Пуха.

В башне на каждом уровне устроена экспозиция: декоративно-прикладное искусство, рыцарские доспехи, история замка. Показывать фотографии не буду, а то вам, коллеги, будет незачем смотреть Мир живем :).

Прохаживаясь по внутреннему дворику замка удивился устройству стен с вмурованными в них огромными валунами. Впрочем, легенда утверждает, что помимо валунов, в одну из стен вмурована и баранья голова. Если эту голову вырвать из старинной стены, то, по преданию, рухнет весь замок.  Иду на обзорную прогулку вокруг замка. Он стоит у большого пруда, с которым с связана еще одна из его легенд, так добавляющих замку туристической прелести.

В парке за замком расположена церковь-усыпальница князей Святополк-Мирских, последних владельцев имения. Кстати, “Мирские” они вовсе не потому, что были владельцами замка, это просто совпадение. Храм очень интересен по архитектурному решению: столь любимый мной модерн.

Вокруг обещающий быть в скором будущем прелестный парк с молодыми кедрами.

Ну, а теперь пойду, пожалуй, в сам городок, тем более, что надо снять денег на покупку сувениров в лавочках под замком. Привыкнув к белорусской действительности, уже начинаешь удивляться, что торговцы самодельными глиняными сувенирами в палатках на парковке не имеют при себе карточных терминалов :)

Первое ощущение от городка, а официально и вовсе – городского поселка Мир, – это дежавю.

Оказавшись на главной рыночной площади городка, я тут же почувствовал себя в Польше. Даже шар лианы-паразита в ветвях правого дерева на фотографии, такой типичный для польского пейзажа. Вокруг рынка ухоженные каменицы.

С одной стороны площади массивный красно-кирпичный католический костел, с другой — православный храм, впрочем перестроенный из униатского, что очень характерно. Кстати, всячески притесняемые и полонизируемые в Речи Посполитой православные в официальных документах тех времен звались… диссиденты. Интересная метаморфоза произошла с этим термином в наши дни, не правда ли? :)

Ну, а дальше опять столь характерные для Белоруссии этно-фьюжн и мульти-культи.  Неподалеку от рыночной площади находится Синагогальный двор. Здесь была одна из самых известных еврейских общин и религиозных школ. А еще в местечке была… деревянная мечеть, которая, конечно же,  не уцелела до наших дней. Мечеть эту построили и посещали… польские татары. Кстати, вы слыхали вообще про такой народ? Я тоже был удивлен, когда впервые услышал про таких. Однако, из этой народности происходил княжеский род Глинских, а между тем Елена Глинская — мать Ивана Грозного. В Мире, впрочем татары вели себя вполне мирно и никому ничем не грозили, занимаясь в основном… огородничество и кожевенным промыслом.

Цыгане же, коих тут имелось довольно много, посещали попеременно то костел, то православный храм, смотря по политическим обстоятельствам и тенденциям бизнеса.

Почитать еще:

Share |
Автор: terentief