Автор: terentief

Опер Перышкин потянулся и вылез из фенольной коробочки салона «Жигулей», разогретой первым апрельским солнышком, на парковку у торгового центра. Жмуря глаза от поднимаемых холодноватым ветром микросмерчиков пыли оглядел место происшествия. У новенькой «десятки жигулей» переминались двое почти одинаковых кавказских парней. Только один был в черной кожаной куртке, а другой в черной форменке какого-то охранного агентства.

«Документы покажите», – начал Перышкин привычную канитель. Парни послушными и привычными жестами протянули паспорта. Охранник оказался Мухтарбеком Омаровым, а владелец кожаной куртки Гаджи Муталиб оглы Аббасовым. Перышкин, вздохнул, предчувствуя битву со склонениями бусурманских фамилий в протоколе, и приступил к проверке сообщения из дежурки, которая собственно его сюда и привела. Тот парень, имя которого оказалось совсем сложным, с полчаса назад набрал «02» и заявил, что из его «десятки» на стоянке у торгового центра «Солнце Гор» была похищена дорогая магнитола. Воры подъехали на машине, разбили стекло, быстро выдернули магнитолу и уехали. То же самое он рассказал и Перышкину. В речь неплохо говорившего по-русски Гаджи постоянно пытался вставить слово Мухтарбек. Перышкин попытался было его выслушать, но понять смог мало, а только поморщился. Охранник говорил на каком-то суржике, понятном, видимо только компатриотам. Поэтому он задал еще пару вопросов Гаджи. Оказалось, что машина куплена в кредит и застрахована. Охранник же совсем потерял терпение и стал дергать Перышкина за рукав, пытаясь привлечь его внимание. Гаджи объяснил, что у охранника оказывается есть на мобильном телефоне фотография машины воров. Нельзя сказать, чтобы Перышкин обрадовался этому факту. Во-первых, дело на глазах превращалось из темного в светлое, которое уже нельзя было просто по истечении процессуального срока «отписать» и закрыть, а во-вторых, придется все-таки вникать в суржик Мухтарбека. Итак, при помощи Гаджи Мухтарбек рассказал следующее. Он шел по стоянке на смену и в этот момент увидал как к «десятке» подъехала красненькая иномарка. Сначала из нее вышел водитель, который осмотрелся и заглянул в «десятку». Потом быстро сел обратно в машину, а из задней дверцы, слева, выскочил другой парень, который ловко и быстро разбил стекло, открыл дверь «жигулей» и через несколько минут вылез с магнитолой, плюхнулся на свое место в красненькую машинку, которая тут же уехала. Все произошло очень быстро, и охранник только и успел сфотографировать уезжающую машину на мобильный. А через какое-то время в охрану торгового центра пришел расстроенный Гаджи. Однако камеры на парковке после открытия торгового центра так и не были подключены, поэтому все, что удалось зафиксировать – это и была картинка на мобильном телефоне.
– Ну, что, показывай фотку, — сказал Перышкин Мухтарбеку.
– Вот она.

Посмотрев на картинку на большом дисплее китайской подделки под дорогой телефон Nokia, Перышкин сначала расстроился, ведь номер машины не попал на снимок, а потом обрадовался, потому что ясно понял, что не придется ему ни в какой суржик вникать, не придется писать никакие протоколы со сложными именами, а поднимется он сейчас на третий этаж торгового центра, где в кафе «Баку» Гаджи не только угостит его отличным бараньим супом и шашлыком, но даже и нальет ему хорошего настоящего «Агдама», сколько Перышкин пожелает.
– Парни, давайте-ка так, если вы хотите напарить страховую, то делайте это без меня, и не надо городить огород с битыми стеклами и фоточками, а если вы не хотите со мной сейчас ехать в отдел, где я начну развивать канитель по поводу ложного доноса и мошенничества, то пойдемте и пообедаем.

Итак, что же увидал Перышкин на фотографии?

Почитать еще:

Share |
Автор: terentief