Автор: terentief

IMG_0089-flickr

Новый год – это советско-русско-немецкий праздник.
Советский потому, что со сменою большевиками календаря он встал перед Рождеством, перетянул на себя всю ту светлую и красивую мистику и сказочность, которой прежде обладало Рождество.
Русский потому, что так по-русски введен в приказном порядке Петром Великим, отмечали его насильно, из-под палки, а потом вдруг очень полюбили. Как это в нашем национальном характере.
Немецкий же он, поскольку рецепировали мы его у немцев, и елку у них же взяли. Да и сказка у нас любимая новогодняя – Щелкунчик, а это очень немецкая сказка. Щелкунчик – мундирная кукла, которая умеет колоть орехи, родом как раз отсюда – из Саксонии.

Именно об этом обо всем я и думал, когда ранним утром в середине ноября, сидя в своем пустом еще бюро, я планировал встречу Нового года в Лейпциге. Меня иногда посещают такие сложные мысли.

Что есть Лейпциг я в общем-то практически не знал, имел лишь несколько аллюзий.

Во-первых, – это название я помню с детства, – был такой магазин в Москве, куда мы ездили с мамой потому, что там “выбрасывали”. Я был в этом магазине в последний Новый год перед Перестройкой, и там на витрине крутилась от тепла свечек вот такая игрушка.

Такие же игрушки, только поменьше, продавались и в магазине “Звездочка”, и почти такая была у моей будущей супруги, ей прислала игрушку _подруга_по_переписке_ из ГДР.
Когда я немного повзрослел, Лейпциг стал для меня городом великого и могучего Иоганна Себастьяна Баха. Самого большого из огромного племени Бахов. Именно этот город стал тем городом, где он сделал все самое главное. Поверьте, я не рисуюсь, но Бах для меня значит намного больше, чем какой-нибудь Deep Purple и даже, пожалуй, Led Zeppelin. Да, я конечно, музыкально малограмотный и не могу оценить всей мощи и силы, хотя бы потому что не смогу даже части в ином произведении Баха посчитать. Нельзя полноценно понимать Баха, ежели ты сам не музыкант. Возьмем тот же “Хорошо темперированный клавир”. Эта высшая музыкальная математика есть ни что иное, как сборник упражнений, демонстрирующий возможности равномерно темперированного строя. Иными словами,чтобы в этом разобраться, надо хотя бы знать, что такое этот строй. Но Бах потому и есть для меня Бах, что я как-то без этого обхожусь, хотя и признаю свою ущербность. Я, понимаете ли, несколько его произведений постоянно слушаю. Близким и сопутешествующим бывает иногда тяжеловато, но пластинка с “Итальянскими концертами” в интерпретации Таро слишком много говорит мне о жизни, чтобы я отказался от нее из простой вежливости. Бах это не просто смешная немецкая фамилия. Bach – это по-немецки ручей. Моцарт, ставивший Баха очень высоко, говорил, что “Бах заслуживает имени не ручья, но океана”.

В общем, первое место, куда мы поехали утром 31 декабря была церковь Св.Фомы, где в свое время старый грозный Бах как раз и служил.

DSC_0545.jpg

Церковь, к нашему удвилению оказалась открыта. Мальчики скучали, и я, пытаясь, заинтересовать их Бахом, как живым человеком, стал рассказывать некоторые из известных мне баек о нем:

Иоганн Кристиан Бах: “Как-то раз я импровизировал на клавире и остановился на квартсекстаккорде. Отец лежал в постели, и я думал, что он спит. Но он вскочил с постели, дал мне затрещину и разрешил аккорд”.

У старика Баха было три  сына. Доволен он был только Вильгельмом. Говоря об Иоганне Кристиане, он всегда приводил стишок: “По глупости своей он далеко пойдет!” И действительно, из всех троих он сделал самую большую карьеру.

Вечером, когда старый Бах ложился спать, три его сына должны были поочередно  играть ему. Легче всего он засыпал у Кристиана. Филипп Эмануэль однажды вечером, только заметил, что отец захрапел, убежал от клавесина прямо на неразрешенном аккорде. Отец сразу же проснулся от такого неблагозвучия. Диссонанс терзает, истязает, тревожит его слух. Сначала он подумал, что Эмануэль просто пошел помочиться и сейчас вернется. Но ничего подобного. Мучения его нарастают. Тогда он встает с постели, как был, в рубахе, хоть и хорошо ему было лежать в тепле, ощупью пробирается в темноте к инструменту, берет этот злополучный диссонирующий аккорд и  разрешает его.

И тут вдруг небеса разверзлись: запели ангелы, и небесные силы ударили в литавры. Это был Хор мальчиков церкви Св.Фомы, которым руководил когда-то сам И.-С. Бах, репетирующий свое новогоднее выступление. Этот традиционный концерт – одна из главных достопримечательностей новогоднего Лейпцига. Не мечтайте, однако, купить на него билет заранее. Это невозможно. На него попадают в порядке живой очереди. Кто раньше в нее встал,  тот и попал на концерт. Мы – не попали, но 10 минут репетиции произвели более чем сильное впечатление. Хотя, возможно, – тут значительная доля моей восторженности по поводу аутентичности места.

Погода последним утром уходящего года выдалась превосходная. Небо синее, как в высоко в горах. Яркое, но невысокое солнце, дающее приятные длинные тени и удачно подчеркивающее архитектурные детали домов. Оформление окон каждого этажа – отдельная глава в каменной поэме дома. Совсем чуть-чуть морозно и чистый-чистый прозрачный воздух,  который, между тем, не холодит, но лишь освежает. Так в России бывает в конце золотой осени, когда еще помнится лето.

IMG_0001.jpg

Мы отправились на прогулку по городу. Прокатились мимо Хауптбанхофа – вокзала “Лейпциг-Главный”, говоря по-русски.

Старый Лейпциг оказался совсем компактным. Там где кончается старая часть города, начинается … историческая. Смотрите сами, – ГДРовские времена здесь бережно законсервированы.

IMG_0016.jpg

Настроение превосходное. Увидели кучу красивых машинок, но об этом в отдельном посте, а пока для истории ранее уже публиковавшееся новогоднее обращение из Лейпцига:

Между тем, время подходило к обеду. А надобно вам заметить, что 31 декабря все магазины и рестораны закрываются рано, поэтому в размышлении, “чего бы покушать”, мы погрузились в свою повозку и поехали искать пропитание, а заодно и на расширенную экскурсию по городу. Но… в городе все было уже закрыто. И тут, уже в пригородной деревеньке кэп заметил гастхоф, двери которого были открыты. Где гастхоф, там и гаштет. И это было оно.
IMG_0097.jpg
Маленький деревенский ресторанчик, хозяин пожилой немец, помогает ему внучка. Старпом исполнил коронный номер: “Вир воллен эссен фюр драй перзонен битте!” Немец, хотя ему было и пора закрываться, приветливо улыбнулся и покормил троих “tovaristch”. Юнга со старпомом по неопытности заказали себе по полной порции – один спагетти, а другой свиного гуляша. Из-за стола они отползали.
IMG_0096.jpg
Сложно объяснить на словах, как вкусно и хорошо кормят немцы в таких вот маленьких гаштетах. Чудес кулинарного искусства тут, конечно, не дождешься, но их тут и не надо. Добротная домашняя еда, вкусное местное пиво, – что еще нужно, чтобы признать новогодний ужин состоявшимся. Туристом попасть в такое место невозможно, – чужие здесь не ходят, да и нечего тут чужому делать. Здесь сидят местные, читают газеты (не на интернете же приличному немцу узнавать новости), пьют пиво.
img_0098

Отобедав мы сердечно отблагодарили хозяина бутылкой водки, – пусть порадуется старый на Новый год. Я, кстати, почему-то до сих пор испытываю какие-то сложные чувства, когда вот так столуюсь в немецких деревнях… Почему-то вспоминаются рассказы деда, как они столовались у нас и как потом он четырнадцатилетним подростком ездил с голоду за “трофеями” в Кенигсберг из наших тверских болот…
На околице деревни мы увидали картинку, словно сошедшую с полотна старого немецкого мастера. Замерзший пруд и на нем дети катаются на коньках. Не знаю, что видно на фотографии, но не остановиться мы не могли, настолько приятна и идиллически трогательна была  эта картинка.

Rural pool ice skating

Юнга, несмотря на отсутствие коньков принялся кататься по льду, не щадя подошв своих и так много повидавших походных ботинок. Кеп со старпомом просто гуляли, наслаждаясь покоем и уютом окружающего.

Местные немцы несколько ошалело смотрели на незнакомцев, вылезших из машины с русскими номерами и разделившими их незамысловатый досуг, однако когда кеп достал здоровенную камеру и начал ползать по льду, снимая живописные ледышки, успокоились: мирные. Немецкие ребятишки с интересном разглядывали фотографа и даже сочинили для него вот такую композицию, которая, кажется, лучше всего передает очарование маленького деревенского пруда с прозрачным льдом, в котором отражается предзакатное солнце последнего дня года.

Айсберги в деревенском пруду

Далее мы отправились в автомобильную часть нашей экскурсии по Лейпцигу. Дело в том, что в Лейпциге расположены заводы BMW и Porsche. На территории последнего также находится и известная “башня Порше”. Конечно, попасть куда-либо вечером 31 декабря совершенно нереально, но, мы надеялись хотя бы рядом постоять.

И у нас получилось. Вот оно. Завод “Баварского моторостроительного”!
BMW Werk Leipzig
Суперсовременные заводские цеха, которые проектировали лучшие архитекторы, специализирующиеся на промышленной архитектуре под руководством лондонского специалиста Zaha Hadid. Над позлащенным заходящим солнцем заводом, как символ авиационного прошлого BMW летит самолет.
BMW Werk Leipzif
У гостевой парковки на дереве сидит здоровенный орел-адлер и наблюдает за происходящим. Сфотографироваться, правда не пожелал: видимо, – при исполнении.
Завод начали строить в 2001 году, построили в 2005. Это очень быстро с учетом известной сложности немецких землеустроительных процедур, и тех высоких требований, которые предъявляла BMW к новому заводу во всем от архитектурного решения до технологического оснащения. Выпускают здесь BMW 3er и BMW 1er (трехдверку, купе и кабрио), тут же будут выпускать и X1, если будут.
С завода выехала темная “пятерка” на казенных номерах. Видимо, какой-то гиперответственный босс осуществлял последнюю проверку. Поедем и мы: солнце совсем низко. Нам еще нужно побывать во владениях Порше. И тут, я должен сказать, что не смогу вас порадовать никакими фото и видео. Прямо на подъезде к Porsche Werk Leipzig висит здоровенный шильд, запрещающий всякую съемку, а кроме того, информирующий о том, что на территорию завода и прилегающую территорию не допускаются лица моложе 14 лет, а значит и наш юнга. Рассердившись и издали глянув на башню “Porsche Diamond”, – это такой центр ублажения клиентов с испытательным треком и прочими педалями, поворачиваем обратно в город. Проще посмотреть все на интернете, благо сайт Лейпцигского отделения Порше очень информативен, чем нарываться на неприятности с вертухаями в новогодний вечер. Отметились, побывали.

Теперь отправляемся в гостиницу, встречать Новый год по русскому времени – разница с Германией у нас два часа. Посмотрели впервые за несколько лет обращение Президента на Интернете, а в “Иронию судьбы…” нам заменил Flashdance на одном из местных каналов. Вдоволь назвонились коллегам и родственникам по дешевому эстонскому мобильному кэпа.

Встречать 2009-ый по  местному времени отправляемся в центр Лейпцига, а вернее теперь уже для нас – “Ляйпцыща”. Так говорят по локальному радио и все местные. Мы свыклись с городом и он очень нам понравился, пожалуй, самый пригодный для жизни из всех крупных немецких городов, которые мы посетили во время этого автопробега.

В городе гремит канонада. Если вы думаете, что у нас под Новый год пускают много фейерверков и шутих, то вы сильно ошибаетесь. В Германии – это просто Сталинград! Взрывают все, всё и везде. Пуляют из окон, и, установив огромные фейерверки в шампанские бутылки на улицах, пускают фейерверки под ноги прохожим. По краям бесснежных немецких мостовых образуются такие кучи стреляных боеприпасов, что они напоминают сугробы после небольшого снегопада на Родине! Кэп отправляется на концерт камерной музыки в собор Св.Петра, который нам приглянулся еще днем.

Собор Св.Петра в Лейпциге

Берлинский филармонический камерный оркестр играет попсовый классический репертуар: обязательные “Времена года” Вивальди и нарезку из популярных классических мелодий. Билет стоит EUR26.

silvesterkonzert

Коллеги не настолько ценят классическую музыку и отправляются гулять в город. Я остаюсь слушать. Зал, несмотря на недешевые билеты полон. Публика разномастная и забавная: китайская студентка обжимается в полумраке с немцем-бойфрендом, старичок-меломан, пахнущая луком домохозяйка, – прямо с кухни да в филармонию! Концерт немножко смешной. Дирижер произвольно обходится со многими параметрами исполняемых произведений, но все искупает превосходная акустика и само волшебство живого звука. Конечно, сама идея проведения светского концерта на амвоне несколько коробит русское сознание. Как впрочем и абстрактные картины развешанные прямо у алтарной части. Немцы, видимо, уже настолько забыли своего немецкого Бога, что смешивают прекрасное светское с божественным, ну, да это не наше русское дело. Сто грамм виски и антураж застают меня очень счастливым в эту полночь. А тут и иззябшие мальчики начинают названивать мне, вернувшись к стоящей неподалеку машине. Немцы гуляют всю ночь, и только к утру грохот фейерверков стихает, а площадь перед ратушей пустеет.

New Year in Leipzig

<- предыдущая серия

Почитать еще:

Share |
Автор: terentief